?

Log in

No account? Create an account
Kutusoviana-7. Замечание бар. Левенштерна как портрет Кутузова. - wiradhe — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
wiradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Kutusoviana-7. Замечание бар. Левенштерна как портрет Кутузова. [Jan. 1st, 2008|01:44 pm]
wiradhe
Барон Вл. Ив. Левенштерн, который в 1812 году был адъютантом при Барклае и Кутузове и хорошо знал обоих, заметил однажды: «Люди, чьи мысли от природы печальны, воображение весело, ум лукав, а сердце великодушно, — такие люди принадлежат к лучшей породе человечества». Эта характеристика списана как будто непосредственно с Кутузова, поскольку он точно отвечает ей во всех ее частях - а сочетание такое довольно редкое.

Начну с "мыслей, от природы печальных".

Это действительно так: по нескольким упоминаниям в письмах Кутузова самым разным лицам видно, что перед его умственным взором, если можно так выразиться, всегда стояла ограниченность и обреченность любого человеческого удела на земле, вызывающая фоновую печаль, привычную, как давление атмосферы - и проявляться эта печаль могла по любому поводу (хотя и редко). Вот Кутузов пишет Сиверсу, вызывавшему его искреннее восхищение, поздравляя Сиверса с удачным доведение до конца второго раздела Польши: "Ваше Превосходительство за шесть недель значительно увеличили свое отечество и территорию нашего союзника...", - и среди комплиментов и благопожеланий Сиверсу в виде проходной фразы у Кутузова стоит: "..и желаю Вам долгие счастливые годы, не имея, к сожалению, возможности пожелать Вам стать бессмертным, как Ваше имя" [1]. Чтобы даже в потоке поздравлений органически всплыла констатация неотвратимой человеческой смертности и сожаление о ней, действительно надо, чтобы эта смертность была постоянным фоном "печальных от природы мыслей".

В письме жене от 3 ноября 1812 года Кутузов приписывает в самом концн по-французски: "Бонапарта нельзя узнать. Порою можно начать думать, что он уже больше не гений. Сколь беден (pauvre, "беден/несчастен") род человеческий!" [2] Тот факт, что Наполеон как будто утрачивает свой военный гений, исторгает у Кутузова выражение _печали_ о скудости и несовершестве человеческой жизни (в которой даже наивеличайший гений может оказаться не на высоте своей славы и не может быть совершенным)! Едва ли во всей русской армии нашлось бы много военачальников, у которых упадок военного гения Наполеона вызвал бы не радость и не злорадство, а печальное восклицание по поводу принципиальной уязвимости и несовершенства человека и его достижений вообще - и для того, чтобы прявить такую реакцию, нужно было, опять-таки, постоянно иметь это несовершенство перед глазами и всегда помнить о нем с привычной фоновой печалью.


В одном из писем семье Кутузов высказывает с полным убеждением ту мысль, что, каковы бы ни были пороки и преступления детей, родитель не имеет права проклинать их или становиться их палачом, но по-прежнему должен стараться следовать за ребенком как ангел-хранитель, молясь о его благе (здесь под "благом" не имеется, конечно, в виду успех преступных деяний обсуждаемых детей), ибо он "произвел [обсуждаемого ребенка] на этот развращенный свет"! [3] Здесь имплицитно подразумевается картина земной жизни как принципиально бедственной сферы страданий и прорывов зла, так что тот, кто бросил в нее новое живое существо и воспитывал его для жизни в ней, несет за это такую ответственность перед ним, что отрекаться от него (существа) и желать ему зла не имеет права, что бы то ни делало. (Как можно допустить по некоторым выражениям этого письма и другим текстам, эту логику Кутузов экстраполировад и на Высшее Существо, сотворившее мир - о чем, впрочем, писать надо отдельно).

Таким образом, Кутузов, как японцы, ощущал картину мира, с его смертностью и уязвимостью (мы бы сказали: "рамочной и всепобеждающей мировой энтропией") как базово и безысходно печальную для живых - то самое Левенштерново "...чьи мысли от природы печальны". Радость для себя и других, по Кутузову, вносят в эту картину сами живые - собственным волением и усилием* - и здесь мы переходим уже к следующим сегментам Левенштерновой последовательности, веселому воображению и великодушному сердцу.

*Вопрос о том, какую роль, по Кутузову, для них в этом отношении может играть Высшее Существо, надо решать отдельно.

[1] - письмо Сиверсу от 5 ноября 1793 г. (М. И. Кутузов. Письма. Записки. М., 1989. С.57).

[2] - там же. С.409.

[3] - не имея сейчас доступа к изданию писем Кутузова к семье, сошлюсь временно на цитирование этого письма в документированном романе Михайлова (О. Михайлов. Кутузов. М., 2001. С. 357).

linkReply

Comments:
[User Picture]From: el_d
2008-01-01 01:04 pm (UTC)
В нору!
И чует мое сердце, что не совсем разделом Польши был ему любезен Сиверс.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Thread)
From: wiradhe
2008-01-01 01:36 pm (UTC)
Сиверс ему был любезен прежде всего своми социальными взглядами и соответственными попытками внедрять в России "новые формы правления, этот бессмертный памятник Екатерины II", как писал Кутузов в другом письме - но этот сюжет я буду разбирать отдельно, в сводке о политических и гражданских убеждениях Кутузова. Но территориальное расширение России всегда было для Кутузова делом близким сердцу, и присоединение 1793 года он в великую заслугу ставил Сиверсу совершенно искренне. Просто в данном случае эту заслугу еще и имел человек, которым Кутузов восхищался и самим по себе - и вот тут уже не за присоединения. Поэтому Кутузов пишет именно Сиверсу, и вот тут уже с особой радостью поздравляет его с обсуждаемой заслугой. В присоединении земель Польши участвовало много народу, которым Кутузов ничего по этому случаю не писал - не будешь же писать всем, кто сделал что-то, по твоему разумению, полезное и этим оказал заслугу, поздравления по этому поводу.

А в нору я все это хотел потащить, когда оно пополнится и округлится еще немного, пока соответствующие трелы очень незаконченны.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2008-01-01 01:53 pm (UTC)
Я о том и думаю. И еще это дело по существу казалось возвращением Сиверса из опалы.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)