?

Log in

No account? Create an account
Kutuzoviana-5. Миф об искательствах Кутузова - wiradhe — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
wiradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Kutuzoviana-5. Миф об искательствах Кутузова [Dec. 21st, 2007|09:25 pm]
wiradhe
Приведу две цитаты на тему - они передают стандартное мнение о Кутузове.

Граф Ростопчин: "...Этот человек был большой краснобай, постоянный дамский угодник, дерзкий лгун и низкопоклонник. Из-за фавора высших он все переносил, всем жертвовал, никогда не жаловался и, благодаря интригам и ухаживанью, всегда добивался того, что его снова употребляли в дело в ту самую минуту, когда он считался навсегда забытым" (Москва и 12-й год в записках гр. Ф. В. Ростопчина // Пожар Москвы по воспоминаниям и запискам современников. М., 1911. Т.2. с.54).



Б.Г. Кипнис, современный историк: "...Кутузов был очень цельной личностью, но эта цельность не имела никакого отношения к личностной цельности великого Суворова... Он очень чутко воспринял знаменитый екатерининский лозунг: "живи и жить давай другим"... Довольно рано Кутузов понял, что карьера делается не только на поле битвы, но и на паркете Зимнего дворца, а ещё вернее в приемной императрицына фаворита. Неслучайно в 1822 г. Пушкин в своих "Заметках о русской истории XVIII века" писал: "Мы видели, каким образом Екатерина унизила дух дворянства. В этом деле ревностно помогали ей любимцы. Стоит напомнить… об обезьяне графа Зубова, о кофейнике князя Кутузова и проч. и проч.". (http://www.history.pu.ru/biblioth/novhist/mono/revun/057.htm ) Кофейник князя Кутузова - это имеется в виду то, что Кутузов для Зубова, бывало, собственнолично кофе варил, см. ниже.


Начинаем проверять движение карьеры Кутузова и оставшиеся от него документы (в том числе просьбы; см. огромный свод "М. И. Кутузов. Сб. документов". Т. 1 - 5. М., 1950 - 56) и обнаруживаем следующие поразительные факты.

Первый и последний пример искательства Кутузова - это тот самый "кофейник" для Зубова. 9 августа 1793 года Кутузов обратился к Зубову с испрашиванием материального вознаграждения за заслуги. Зубов отнесся к прошению благосклонно: по его представлению 2 сентября Екатерина пожаловала Кутузову 2000 душ (около 4 тыс. чел.). В 1794-95 Кутузов продолжал заискивать перед Зубовым, выстаивая у него в приемной и иной раз потчуя его самолично заваренным по турецкому образцу кофием (Кутузов должен был считаться тут знатоком - он только что долго пробыл послом в Стамбуле). Именно в 1794 о Кутузове как о "всенижайшем слуге" Зубова отзывается Безбородко (см. Троицкий Н.А. Фельдмаршал Кутузов: мифы и факты. М., 2002. С. 74). 18 августа 1795 года - ВЕРОЯТНО, не без влияния Зубова, - Екатерина добавила Кутузову еще 2667 душ (ок. 6 тыс. чел.).
Все.

До 1793 года Кутузов никогда ни у кого не просил для себя ни чинов, ни наград, ни должностей, ни материальных поощрений. После 1793/95 он никогда и ни у кого не просил ни чинов, ни наград, ни должностей, ни материальных поощрений. В самом 1793-95 он просил только земельных пожалований - обо всем прочем не просил. Все чины, должности, награды (кроме двух указанных земельных пожалований) давались ему безо всяких просьб, исключительно по инициативе государей и его начальников - или за чрезвычайные военные заслуги, или по общей выслуге и успешной службе.

Касательно придворного угодничества государям тоже выходит странное дело.
Практически все правление матушки Екатерины он провел на фронте, или в прифронтовой глуши, или в чужих странах, при дворе не появлялся вообще - так что угодничать Екатерине не мог бы даже при желании (а такая биография показывает, что у него подобного желания и не было, см. ниже). Характерно, что в 1793 ему пришлось просить пожалования не у самой императрицы, а у Зубова - это исчерпывающе доказывает, что и к 1793 у него не было никакого персонального фавора у императрицы. Иными словами, она его ценила как генерала за заслуги, но никакой личной "зацепки" применительно к ней у него не было - какое уж тут "искательство"! Учитывая, что пристроиться при дворе и зарабатывать себе фавор императрицы всеми придворными способами у Кутузова были все возможности после первого же ранения, еще с середины 1770-х, всё сказанное означает, что он никакого желания угодничать и прихлебательствовать при дворе и не имел, а имел вполне программно желание прямо противоположное. Назначили его в 1794, наконец, на постоянную службу в Петербург, директором Кадетского корпуса - назначение хорошее, но не имело ничего общего с "попаданием в случай": никто не считал, что этот пост как-то знаменует фавор государыни и никто не считал предшественников Кутузова на посту директора Кадетского корпуса как-то обласканными этой должностью - в самом деле, ни Бецкой, ни Ангальт "людьми в случае" не были. В последний год правления Екатерины (1795-96) он через Зубова был, наконец, введен в ее личное окружение, она его иной раз ежедневно приглашала в свое общество в числе ряда других приближенных - но на тебе, как раз этим Кутузов ничего себе не добывал и не добыл.

Все чины, должности и ордена при Екатерине он получал сугубо за дело и без каких бы то ни было интриг и просьб.

То же самое повторилось при Павле. При золотом дожде наград, разбросанных Павлом при воцарении, Кутузов не получил ничего (да и странно было бы ему что-то получить, учитывая его связи с Зубовым). В 1797 Павел поручил ему дипломатическую миссию - втянуть Пруссию в антифранцузский союз с Россией; Кутузов так хорошо начал это дело, что Павел дал ему следующий чин (ген.-от-инф.). В 1799 Павел его назначил командующим антифранцузским корпусом, предназначенным для ведения военных действий в Голландии, и дал по этому случаю орден Св. Иоанна Иерусалимского (Мальтийский крест, только что введенный Павлом в порядке игры в гроссмейстерство Мальтийского ордена); но возможность воевать с французами в Голландии отпала еще до прибытия Кутузова туда, и Павел поставил его военным губернатором Литвы - очень далекая от всякой куртуазии должность! При этом в 1799 он дал Кутузову еще 1 тыс. душ, а в 1800 орден Св.Андрея Первозванного - за успешные маневры; Кутузов в 1799-1800 стал одним из тех, кому Павел очень доверял - собственно, в 1800-1801 он доверял больше всех Кутузову и Палену! - но при этом никто не говорит, что Кутузов достиг этого какими-либо угодливыми интригами, да и, самое смешное, при Павле угодливость и интриги были вообще контрпродуктивны. Кутузов просто хорошо и исполнительно справлялся с порученными ему делами, и при этом был достаточно дипломатичен и внимателен, чтобы не подставляться под гнев Павла какими-либо упущениями - что же еще нужно было для _Павла_, чтобы проникнуться к Кутузову благосклонностью?

Дальше начинается правление Александра - и вот тут начинается нечто поразительное. ВСЕ назначения, которые при Александре получает Кутузов до 1812 года, даются ему исключительно по инициативе императора, который при этом минимум с 1802 года лично Кутузова очень не любил и руководидся при его назначениях сугубо своими соображениями. Какое уж тут "искательство"?
И действительно, Кутузов при Александре вообще ни о чем не просит и ничего не добивается никакими искательствами. Александр если его и назначает куда-то с 1802 по 1812 - то на самом деле на довольно "неславные" участки и исключительно за неимением лучшего. В 1812 году случилось, конечно, нечто совершенно иное - но опять же без всяких искательств Кутузова у сильных мира сего. То, что дворянство обеих столиц, а также высшие сановники возложили в августе 1812 г. все надежды на Кутузова, а армия тем временем грозила военным мятежом, если не уберут Барклая - каким искательством и перед какими сильными мира мог Кутузов этого добиться?
С предполагаемым кутузовским угодничеством при Александре тоже происходит что-то странное, потому что ничего, кроме слабо завуалированных издевательских выпадов (1), отписок, не особенно скрывающих полное равнодушие к царю и царской воле (2) и, наконец, вполне деловых отчетов и рапортов, на этот раз уже без издевательств и пренебрежения (3) - Александру от Кутузова не перепадало. Список кутузовских подколок в адрес Александра будет приведен в одном из следующих тредов - он впечатляет. Кутузов в наивежливейшей и даже льстивейшей форме то объявляет Александра в глаза истеричным слабаком, то намекает, что устремления Александра и интересы Отечества суть вещи противоположные, то напоминает Александру, что нечего тому при полном отсутствии военного опыта лезть в стратеги...

Выходит, что "лукавый куртизан-пролаз-искатель" есть фикция. На каких ошибках и переиначиваниях она основана, будет выяснено ниже, а пока объясним единственный эпизод, когда Кутузов действительно о чем-то просил - события 1793-95 гг.
Смысл их прозрачен. К 1793 г. Кутузов был женат, многодетен, ему было почти 50 - и при этом, именно в силу своего НЕугождательства и сугубого сосредоточения на делах службы (или, гораздо реже, отдыха - но только не искательства), ничего-то он не нажил и никакого состояния не составил. Покойному отцу его принадлежало на Псковщине около 500 душ, но Кутузов у отца был не один ребенок, и ничего из этих псковских родовых владений не извлекал ни тогда, ни позже, и там не жил; там сидел его брат Семен Илларионович (повредившийся в начале 90-х гг. умом) и его сестры, и Кутузов к ним только в гости заезжал, и то очень редко. Даже долю дохода у своих младших - хоть и причитающуюся ему по праву - он забирать категорически не хотел - и не забирал (тоже очень характеристическая черта!). Между тем годы правления императрицы были сочтены, а как к екатерининским генералам может отнестись Павел, тоже было понятно. Кутузов знал, что службу служил честную, знаменитую и немалую, и что служит он уже десятки лет, и что до сих пор ничего на службе за эти десятки лет не нажил именно потому, что не о том думал, а о самой службе - причем служил все на участках трудных, дальних и бесхлебных, а на хлебные пристраиваться и не собирался, потому что опять же не о том думал. И вот, при таком прошлом оказавшись - уже пожилым по тому времени человеком - перед перспективой потерять в скором времени (со смертью Екатерины) службу, не имея никакого состояния и недвижимости, - Кутузов остро пожелал обеспечить себе материальную независимость и попросил о земельных пожалованиях того, кто мог ему таковые обеспечить, и с тем искательством, какое могло привести к успеху просьбы. Просил он трижды заслуженное, а не кусок из чужого рта. И, получив искомые пожалования, больше никого ни о чем до конца жизни опять не просил. Правда, при его отношении к мужикам он и из этих пожалований много денег не получал...

Как все это сочтёшь да подумаешь - большой выходит куртизан!

linkReply

Comments:
[User Picture]From: reineke
2007-12-21 10:26 pm (UTC)
Стоит напомнить… об обезьяне графа Зубова, о кофейнике князя Кутузова
Первый и последний пример искательства Кутузова - это тот самый "кофейник Зубова".
(Reply) (Thread)
From: wiradhe
2007-12-22 07:53 am (UTC)
Спасибо! Сначала даже не понял, потому что кофейник предназначался для Зубова и тем самым разом и кфейник Кутузова, и кофейник Зубова. Потом понял и внес исправление).
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2007-12-21 11:38 pm (UTC)
Очень характерная история. Твердое представление, сформированное по одному - исключительному - действию.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Thread)
From: wiradhe
2007-12-22 08:38 am (UTC)

Не совсем - там сложнее

У этого представления было гораздо больше причин, в том числе веских - но это (заискивание перед Зубовым в 1793-1795) единственная реальная причина, в смысле единственное реальное искательство с его стороны.

А весь список причин этого представления таков:

- случай с уникальными ранениями Кутузова, первое из которых привлекло личное и нарочитое внимание императрицы, отправившей Кутузова в годовой отпуск в Европу. Реакция на это раненин могла и должна была у многих быть такой: "стрелял, стрелял в него этот турок, и пробил голову, и обеспечил бессмертие и личное внимание императрицы. А какая тут заслуга? Что голова на пути пули оказалась? Тут служишь-служишь, а славы никакой; а ему вон голову пробило, и сразу герой, лично известный императрице".

- далее история с искательством у Зубова;

- далее сам тот факт, что Кутузов, ведя себя крайне осторожно и дипломатично, не навлек на себя опалы Павла, а оказался в числе отличенных им лиц, хотя вообще-то екатерининских орлов, да еще близких Зубову, Павел не жаловал, а разогнал. Кутузов ничего при этом не просил и никакими искательствами и интригами этого не добивался - он просто вел себя дипломатично и исполнительно, страшась навлечь на себя гнев Павла, и сумел достичь своей цели. еще раз - никаких искательств и угодническо-куртизанских приемов он при этом не применял. Но картина была такая: Павел, как гроза, пронесся над екатерининскими орлами, разогнав их часть, а иные сами ему надерзили и были им за это прогнаны, как великий Суворов; а один из этих орлов - Кутузов - тихо, обходительно и исполнительно служа и искусно уклоняясь от любых конфликтов с Павлом, вылез сухим из воды, да еще и вышел в особо приближенные Павлом сановники! "Шаман, однако". Многие должны были возревновать и обидеться, причем как из екатерининских орлов (нас, значит, новый государь в разгон, а этот втерся-таки и к новому государю!), так и из павловских людей (мы с Павлом в Гатчине сидели-страдали! А этот с Зубовым якшался, а теперь и к государю втерся!). Плавный переход из "всенижайшего слуги" Зубова (по отзыву Безбородко) в доверенные лица Павла должен был произвести впечатление именно непотопляемости и пресмыкательства, и уж тут не стали бы особенно вдаваться в то, что обеспечил себе этот переход Кутузов никаким не угодничеством и не интригами, а обычной умно-тихой дипломатичностью и исполнительностью. Таких, кстати, в России вообще не особо любят в учреждениях - которые оказываются в фаворе у любого начальника просто потому, что отменно вежливы, исполнительны и дипломатичны - и все. Таких людей не особенно отличают от тех, кто добивается фавора начальника пресмыкательствами и интригами.

(Reply) (Parent) (Thread)
From: wiradhe
2007-12-22 08:38 am (UTC)

Re: Не совсем - там сложнее



- Со стороны могло показаться, что в 1802-1811 году Александр, который только-только избавился от Кутузова, снова призывает его на ответственную и почетную службу, и так несколько раз. Это опять создавало впечатление непотопляемости, держащейся разве что на интригах, - ибо на чем еще она может держаться, такая непотопляемость? На деле все было по-иному, но мы сейчас о том, что было на деле, знаем гораздо больше, чем современники. А они нередко думали, что вот, мол, Кутузов хитроумным искательством достигает того, что его раз за разом извлекает не любящий его царь из нафталина и ставит на великие посты. На деле нкаких искательств в это время Кутузов не предпринимал, а Александр и не доверял ему, кроме лета 1812 года, никаких великих постов, а засовывал его "затычкой" затыкать второстепенные дыры за неимением лучшего кандидата, - и уж это искусство и удача Кутузова, что он на этих постах умудрялся совершить что-то яркое.

- Сыграла свою роль сознательная пост-аустерлицкая пропаганда Александра и его близстоящих касательно угодничества Кутузова - Александр эту пропаганду вел, чтобы свалить (и перед самим собой, и перед другими) моральную ответственность за Аустерлицкое позорище на кого-нибудь другого. Особенно ярка замеченная мной, кажется, впервые, динамика оценок де Местра: сначала, получив известия из армии, он пишет, что поражение случилось потому, что царь не поверил увещаниям своих старых военачальников (читай: Кутузова), и всему виной именно царь; а через несколько недель, после возвращения царя и его приближенных в Петербург, тот же де Местр считает уже, что всему виной сам Кутузов, который из угодничества не стал противостоять порыву царя! Ясно, что и кто стоит за этим перепадом.

- the last but not the least - сыграли свою роль впечатления от вполне реальной скрытности Кутузова и его умения хитрить с кем угодно и обвести кого угодно - у людей не укладывалось в голове, что можно такое умение массированно практиковать, но при этом не в свою личную материальную и карьерную пользу! Потому что на самом деле ни одного чина и ни одной должности Кутузов хитрыми обхождениями и обманами за свою жизнь не приобрел и оьрести не пытался. Хитрыми обхождениями он только обеспечивал себе возможность делать на службе то, что считал нужным по сугубо служебным же соображениям. Но кому могло бы прийти в голову, что человек, так часто и хитро хитривший и интриговавший, никогда не интригует и не хитрит для своей собственной корысти, а только для дела?

Кстати, интересно и характерно, что когда он единственный раз - в случае с Зубовым - что-то просил и чего-то для себя искал - то не применял он никаких хитростей, обманов и обхождений, а просто просил Зубова о пожаловании и совершенно лобовым и открытым образом выказывал ему подобострастное почитание, с этим кофейником и выстаивании в приемной. Как видно из этого, у него действительно был тот сознательный принцип, что хитрить и обманывать можно только для пользы Отечества, и никогда - для своей корысти; а если уж заботишься о личном благе, то тут уж надо обходиться без хитростей и обманов, а либо попросту работать, либо попросту просить и изъявлять почитание открытым образом.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2007-12-24 01:11 am (UTC)

Cообщение сорвало вчера.

Я вот думаю, что могло быть немного иначе: Кутузов так основательно пренебрегал нормами среды (в том числе и в открытую), что очень легко было предположить, что у него представлений об этических нормах вовсе нет - а что ж тогда не ждать, что он будет грести в свою пользу?

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wiradhe
2007-12-24 10:03 am (UTC)

Re: Cообщение сорвало вчера.

Мне кажется, что нет - с одной оговоркой** - , так как нормами среды он, собственно, открыто не пренебрегал*. Все о нем отзываются как о необычано искусном дипломате, который всех обольщал в общении - собственно, репутация куртизана и угождателя в значительной степени им и была заслужена (у тех, кто его вообще таковым считал).

*Нормами екатерининского времени (которые по инерции держались до 10-х гг.). Как в присутствии царя говорил ген. Кнорринг в совете в сентябре 1812 года, когда Александр потянулся было сместить Кутузова из главкомов и собрал для обсуждения этой мысли этот самый совет, - обсуждался, в частности, донос Беннигсена о том, что Кутузов возит с собой любовницу, переодетую казачком, - так Кнорринг по этому поводу сказал: "Румянцев возил по четыре. Это не наше дело!" Вообще, любовный быт Кутузова и его жены (высокие стороны находятся в полном союзе и единении, притом, что каждая заводит себе по своему усмотрению любовные связи на стороне; в случае Кутузова они еще и жили при этом большую часть жизни раздельно, не делая никаких усилий, чтобы съехаться - в этом браке было очень много союза и дружбы, но собственно любви и страсти не было) реальных норм не нарушал (принимая во внимание еще и то, что реальная норма была иерархической: человеку сановному вполне искренне считалось простительным или непредосудительным то, что для человека несановного считалось бы неподобающим - не дослужился еще до того, чтобы позволять себе вольности).

Злые же вицы Кутузова в адрес монарха, во-первых, имели место только при Александре, когла репутация Кутузова уже устоялась, во-вторых, на фоне выходок Суворова, державинского публично-громогласного "Ждите, будет от этого дурака толк!" в адрес Павла (не говоря о самом убийстве Павла) и пр. эти вицы не делали Кутузова анфан-терриблем или ненормальным в глахах публики, тем более, что почти никто про эти вицы и не знал.

**А вот сама обходительность Кутузова в сочетании с его голубоглазыми обманами, все же выходившими иной раз на свет, его репутацию действительно портили (ср. Суворовское: "Я не кланяюсь Кутузову, не кланяюсь! Он поклонится раз, а обманет десять раз!"), и вот тут включался именно описанный тобой механизм: если человек спокойно обманывает и улещивает, так неужто он не будет это делать в свою пользу? И когда случился эпизод с Зубовым, то он точно вписался в эти ожидания - и все кристаллизовалось.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2007-12-24 10:55 am (UTC)

Re: Cообщение сорвало вчера.

***вот сама обходительность Кутузова в сочетании с его голубоглазыми обманами
Я именно о второй части. Он маневрировал, совершенно не стесняясь - и так же потом ходил к Зубову с кофейником.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: farnabaz
2007-12-24 05:26 am (UTC)

Немного в сторону(или, если возможно), заказной

пост от Вас)
--да много ли вообще куртизанов сделали в екатерининское время карьеру и состояние лестью и кувырканием а-ля Максим Максимыч ?
Не есть ли сие очернительский миф ?
Екатерина сама говорила, что не любит делать милости, от которых вытягиваются лица*
Потёмкин мог дать должность мужу своей любовницы-с получением нагоняя от царицы.



*когда надо было прикрыть Орлова и Зиновьеву от заведённого Синодом и уже закрутившегося дела пожалованием последней в статс-дамы)
(Reply) (Thread)
From: wiradhe
2008-01-05 11:35 am (UTC)

Re: Немного в сторону(или, если возможно), заказной

Совершенно верно. Так ведь и Максим Максимыч не сделал никакой _карьеры_. Он был куртизаном и получал блага придворного - его приглашала царица в вист и он мог устраивать протекции. Кто у Екатерины выступал в роли комнатной собачки, того она и благодетельствовала по чину благодеяний комнатным собачкам (исключая фаворитов, из которых она все старалась делать государственных людей, но и то, кажется прошибалась с этим только совсем в старости, когда, по собственноиму признанию, "приметно опускалась").
(Reply) (Parent) (Thread)
From: farnabaz
2008-01-06 04:36 am (UTC)

Протекции и чины проще было через фаворитов

получить, там действительно бывали злоупотребления

У самой Екатерины так :

"В 1779 году отец мой призывай был вообще со всеми вице-губернаторами к императрице, великой Екатерине; она хотела узнать от самых лиц, кому вверены казенные имущества, о доходах каждой губернии и отчетах и обстоятельствах пространной своей Империи, видеть и узнать каждого, кому поручены ее финансы.
Я слышал от отца моего, в какую подробность и тонкость она входила, расспрашивая каждого глаз на глаз; многие лишены были своих мест, многих при первых открывшихся местах жаловала в губернаторы и иные государственные должности, по способности каждого, некоторых оставляла при себе и помнила каждого из них, так что без всякого постороннего покровительства жаловала в свое время; в числе которых впоследствии и отец мой удостоен пожалованием губернатором в Могилев, на место бывшего губернатора, Петра Богдановича Пассека.

Вот как был представлен отец мой тогда ее величеству. Накануне генерал-прокурор, князь Александр Алексеевич Вяземский, повестил, чтобы батюшка на другой день в шесть часов явился пред кабинет государыни и чтоб сказал ее камердинеру, чтобы о нем ей доложить.

В первом часу отец мой позван был в ее кабинет. Государыня, пожаловав ему поцеловать ручку, спрашивала о его службе, и когда он сказал, что он был капитаном в полку Мельгунова, то она сказала: «Так мы с вами знакомы, вы были караульным капитаном в Петергофе, когда я вступила на престол, я вас помню», и действительно, то случилось, но отец мой хотя в тесном был знакомстве с Орловыми, особливо с князем Григорием Григорьевичем, с которым был в одно время адъютантом у графа Петра Ивановича Шувалова, но по его твердым правилам ему не открывали заговора; а начальствующими в Петергофе императора Петра III, державших уже сторону императрицы, никакого особого наставления караульным дано не было, а потому ему вовсе заговор не был известен. Потом [государыня] расспрашивала о доходах Могилевской губернии; отец мой на многие подробности государыне донес, что не имеет верной памяти, а чтобы не сказать ложно, то позволила бы справиться [с] своею памятною книжкою, которую вынув из кармана и которая для сего нарочно была заготовлена, тотчас дал ответ на спросы государыни со всеми подробностями. Императрица сказала: «Позвольте взглянуть на вашу память, которая гораздо лучше, нежели бы вы мне отвечали словами»; долго рассматривала ее [книжку], в которой были помещены все ведомости и отчеты, со всеми обстоятельствами и с замечаниями, собственною рукою моего отца помеченными. Сказала: «Можете ли вы меня ею подарить? Я каждому вице-губернатору прикажу иметь таковую». Между прочим говорила: «Отчего ваша губерния в прошлом году такую претерпевала в соли нужду, что жители принуждены были вымачивать сельди и тем солить свою пищу?»6. — «Государыня, — отвечал мой отец, — сие донесено вам было ложно, свидетель тому сия же книжка, в которой изволите вы усмотреть, что великое количество соли от каждого года оставалось во всех магазейнах». Она, увидев ведомость о соли и уверившись в справедливости [слов моего отца], сказала: «Я скажу вашему наместнику, что он имеет в вас человека, который справедливым удостоверительным образом отстаивает его». Что на другой день и исполнила, сказав о том брату его, графу Ивану Григорьевичу Чернышеву7.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: farnabaz
2008-01-06 04:37 am (UTC)

Re: Протекции и чины проще было через фаворитов

Еще спросила: «Отчего в Бешенковской таможне так мало сбирается пошлин? Я знаю, что все эти сборщики таможен очень делятся со мною доходами, и вовсе их унять нет средств, однако ж надобно знать и совесть, а бешенковские таможенные, кажется, вовсе ее не имеют». — «Государыня, — отвечал мой отец, — за честность их не ручаюсь, и хотя, впрочем, не подлежит она моему ведению, как сия таможня состоит в Полоцкой губернии, но отговорки их отчасти служат к их оправданию8, а именно, жиды, в руках которых в Белоруссии почти весь торг, едут в Ригу не для покупки товаров, хотя отчасти и покупают там товары, привозимые через Балтийское море, как-то: сахар, кофе, пряности, вины, английское пиво и прочие, а главнейший товар покупают на ярмарках, лейпцигской, франкфуртской и кенингс-бергской; они ездят в Ригу для покупки абштухов от разных тамошних купцов; то есть: законом постановлено, что товар, купленный в Риге, за который уже пошлины заплачены, то, за подписью свидетельства или абштухов рижских купцов, с тех товаров пошлин в таможнях не брать. Евреи, приехав в Ригу, ожидают от своих прикащиков извещения, сколько какого товара ими закуплено, а потом, стакнувшись с известным ему рижским купцом, получив за подписанием абштух, едут почти с пустою баркою по Двине и, ночью причалив к польскому берегу, где его купленный товар на упомянутых ярмарках ожидает, нагружаясь, едут мимо Бешенковской таможни, под видом, что везет товар из Риги; показывает абштух, таможенные свидетельствуют и, видя, что весь товар описан точно, не имеют права останавливать и пропускают». — «Вот большие искусники ваши бешенковские таможенные, — сказала императрица, — они не уступают тонкости жидов, и не вижу средства пресечь такое злоупотребление». Продержав отца моего более наедине двух часов, пожаловала ручку и сказала: «Я бы желала, чтобы всех нашла таковых вице-губернаторов, хотя память ваша и хуже моей; доказательство тому, что я вас вспомнила, и, будьте уверены, и впредь о вас буду помнить».
======
6 Сие было выдумано неприятелями бывшего тогда наместника, графа Захара Григорьевича Чернышева.
=============
Примечания ====
7. При этом отец мой доложил, что как в Польше соль была гораздо дороже и жители к тому привыкли, то казна имела бы великое приращение в доходах, если бы пустить соль в продажу по прежним ценам: жители бы повинность сию приняли без ропота и отягощения. Императрица сказала: «Нет, я с вами не согласна, пусть соль, столь необходимая для жизни и сохранения здоровья, будет даже с убытком казне, нежели наложить подать на народ».
==
8. Когда Белоруссия была взята от Польши, то от Риги граница была по Двине до Островны, ниже Бешенкович верст с пятьдесят.

(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: p_chuchundrin
2012-12-30 04:38 am (UTC)
Замечу, кстати, что и за кофейничек должно быть стыдно вовсе не Кутузову, а Зубову. Если боевой офицер с ураганной военной биографией, включающей два околосмертельных ранения, должен перед кем-то лебезить, это должно вызвать возмущение по адресу только объекта лебезения.
(Reply) (Thread)